Право на оружие в России до 1917 года.

reposted by infoportal_lv
Одевание было непростое; брюки и блуза, валенки, сверх блузы кожаная куртка, потом пальто, а сверху баранья шуба, шапка, сумка, в ней кофеин, камфара, морфий, адреналин, торзионные пинцеты, стерильный материал, шприц, зонд, браунинг, папиросы, спички, часы, стетоскоп.(М. Булгаков. Записки юного врача).

Михаил Афанасьевич Булгаков, описывая эпизод своей дореволюционной врачебной практики, упоминает карманный пистолет как сам собой разумеющийся и естественный предмет повседневного обихода, в одном ряду с папиросами, часами и стетоскопом. Что же получается, в России до 1917г. браунинг в кармане сельского лекаря был вещью настолько естественной, что даже не заслуживал особого упоминания?

Попробуем разобраться.Читая речи известных дореволюционных русских юристов А. Ф. Кони, С.А. Андреевского, А.И. Урусова, Н.П. Карабчевского, Ф.Н. Плевако, П.А. Александрова, невольно обращаешь внимание на то, что случаи применения гражданами Российской империи ручного огнестрельного оружия были не так уж и редки - и с целью самообороны, и в качестве орудия совершения преступлений, главным образом против личности. Возьмем, к примеру, дело Андреева, которое рассматривалось С.-Петербургским окружным судом в 1907 г. (защитником выступал С.А. Андреевский). "Андреев начинает чувствовать гибель. Он покупает финский нож, чтобы покончить с собой. Пришлось купить нож, потому что на покупку револьвера требовалось разрешение, а прилив отчаяния мог наступить каждую минуту, ему казалось, что если он будет иметь при себе смерть в кармане, то он сможет еще держаться на ногах, ему легче будет урезонивать жену, упрашивать, сохранить ее за собой..."

Так было ли оружие столь уж доступно гражданам России до 1917 года? Для того, чтобы найти ответ на этот вопрос, пришлось изрядно покопаться в первоисточниках. И вот что удалось выяснить: бытующее в настоящее время мнение, что до революции вооружиться до зубов мог чуть ли не каждый желающий, не более чем миф. В действительности же существовала стройная законодательная система регулирования оборота всех видов оружия на территории Российской империи.

Так, вооружение гражданской полиции имело целью самооборону или - в крайних случаях - защиту граждан от угрожающего им или начавшегося уже насилия. Право полиции и жандармерии прибегать к оружию с должной полнотой было разработано лишь в конце прошлого столетия. По русскому законодательству, в соответствии с законом от 10 октября 1879 г., полицейские и жандармские чины могли употреблять в дело оружие в следующих случаях:
o когда на них произведено вооруженное нападение;o когда нападение было невооруженное, но совершено несколькими лицами и не было другого способа отразить это нападение;o для обороны других лиц от нападения, угрожающего жизни, здоровью и личной свободе;o при задержании преступника, когда он будет препятствовать этому насильственными действиями, или когда невозможно будет преследовать или настичь убегающего;o при побеге арестанта, когда нельзя его настичь, или же когда он противится задержанию насильственными действиями. При этом об употреблении в дело оружия полагалось немедленно доложить начальству.

Даже если полицейские и жандармские команды призывались в качестве военной силы для восстановления порядка (в случае, допустим, бунта либо иного неповиновения властям), то они были обязаны строго соблюдать определенные правила. Время, когда следовало приступать к действию, определяло полицейское начальство, распоряжавшееся на месте беспорядков. К действию оружием можно было приступить только после троекратного предупреждения. Без предварения бушующей толпы можно было употреблять в дело оружие лишь тогда, когда надобно было отразить произведенное нападение, либо при необходимости спасти жизнь лиц, подвергающихся насилию со стороны бунтовщиков.

Что же касается прав рядовых граждан на приобретение, хранение и использование гражданских видов оружия, то, как писал в 1897 г. в "Очерке науки полицейского права" профессор Императорского Московского университета И.Т. Тарасов, "не взирая на несомненную опасность от неосторожного, неумелого и злоумышленного пользования оружием, запрещение иметь оружие никоим образом не может быть общим правилом, а лишь исключением, имеющим место тогда, когда 1) волнения, возмущение или восстание дают основательный повод опасаться, что оружием воспользуются для опасных или преступных целей; 2) особое положение или состояние тех или других лиц, например малолетних и несовершеннолетних, сумасшедших, враждебных или враждующих племен и т.п., дают повод к такому же опасению; 3) прошлые факты неосторожного или злонамеренного пользования оружием, констатированные судом или иным способом, указали на целесообразность отобрания оружия у данных лиц".

Таким образом, в государстве Российском право на оружие в принципе являлось неотъемлемым правом каждого законопослушного и психически здорового гражданина. Оно, естественно, подвергалось некоторым временным и местным ограничениям. Так, сводом законов Российской империи генерал-губернаторам, губернаторам и градоначальникам при наличии чрезвычайных обстоятельств, угрожающих общественному порядку и спокойствию, разрешалось вводить особый порядок продажи и хранения огнестрельного оружия (кроме охотничьих образцов) и боеприпасов к нему, налагая в случае нарушения административные взыскания - от штрафа на сумму до пятисот (!) рублей и до трехмесячного ареста.

Часто интересуются, а по карману ли было приобрести, скажем, гладкоствольное охотничье ружье либо пистолет или револьвер для самообороны простому чиновнику, приказчику, модистке, не говоря уже о рабочих и крестьянах. В принципе, да. К примеру, самое дешевое "солдатское" дульнозарядное ружье по ценам 1911 г. стоило 4 р. 50 коп., а шомпольный пистолет "Оборона" - три с полтиной. Револьверы "Велодог" стоили от 12 до 20 р., а Браунинг 1900 г. - 25 рублей. Были, конечно, и модели гражданского оружия подороже, в особенности западного производства, цена их составляла от 100 р. и выше.

Для того времени предоставление гражданам России права на приобретение и хранение оружия можно рассматривать как прогрессивное явление, поскольку такое право существовало тогда далеко не во всех странах. К примеру, немецкий ученый Роберт фон Моль в трактате о науке полиции ("Polizeiwissenschaft") в 1832 г. указывал, что "в некоторых государствах вопрос этот разрешался в обратном смысле, т. е. установлено было общее запрещение держать у себя оружие, а право иметь оружие было исключением". Такое решение вопроса автор трактата сравнивает с ситуацией, когда все граждане некой страны содержатся под стражей, а пребывание на свободе рассматривается как нечто экстраординарное.

Что касается права на ношение оружия, то им тоже обладали далеко не все. Формулировка российского закона гласила: "Запрещается всем и каждому носить оружие, кроме тех, кому закон то дозволяет или предписывает". Право на ношение оружия предоставлялось только строго определенным категориям лиц, а именно "у которых оружие входит в состав обмундирования (к примеру, полицейские и жандармские чины); которым оно необходимо в целях самообороны в связи, когда их жизни и здоровью грозит непосредственная опасность; которым ношение оружия обязательно в силу обычая, законом не запрещенного; в целях охоты либо для занятий спортом".
В российском законодательстве также содержался особый запрет на ношение "тростей со вделанными в них потаенными кинжалами, клинками и другими орудиями".Право на охоту по российскому законодательству тоже предоставлялось далеко не всем. К примеру, его были лишены священнослужители; лица, состоящие под надзором полиции; лица, наказанные за повреждение чужих лесов или за нарушение правил об охоте. Вообще же для охоты на чужой земле помимо охотничьего билета требовалось получение письменного дозволения владельцев, казенного и удельного ведомств (в казенных и удельных землях), либо обер-гофмейстера (в местах высочайшей охоты).

Порядок ношения и применения оружия гражданами был довольно жестким. Гражданин имел право перевозить свое огнестрельное оружие, направляясь, допустим, на охоту либо в дорогу. Без особой же надобности "ходить с каким-либо оружием, а тем более с заряженным огнестрельным" было запрещено под угрозой уголовного наказания по ст. 118 "Устава о Наказаниях, налагаемых Мировыми Судьями" (1885 г.).
Запрещалось стрелять в домах, дворах, на улицах и площадях, а также употреблять при частных празднествах артиллерийские орудия. За неосторожное обращение граждан с оружием были установлены административные и уголовные наказания, а оружие у подобных лиц, соответственно, отбиралось.

Таким образом, можно сделать однозначный вывод, что вседоступности огнестрельного оружия населению Российской империи не было, на все существовал установленный законом порядок оборота огнестрельного оружия и боеприпасов к нему. Что же получилось после исторического залпа крейсера "Аврора", мы расскажем в наших следующих публикациях.

Елена ШЕЛКОВНИКОВА, кандидат юридических наук.

http://ongun.ru/pravo-na-oruzhie-v-rossii-do-1917-goda-2/

Драматург Карпенко-Карий был «оборотнем в погонах».

reposted by infoportal_lv

Один из классиков российской драматургии ХІХ века Иван Карпенко-Карий написал произведения, известные каждому школьнику. Его комедийные пьесы «Мартын Боруля», «100 тысяч», «Хозяин» часто ставились в советских театрах, были не один раз экранизированы.

Но только сейчас стало понятным по какой конкретной причине этот писатель вошел в ареопаг творцов, превозносимых советской властью.

После убийства бомбистами в 1881 г. императора Александра ІІ, его сын император Александр ІІІ стал «закручивать гайки» и доискиваться ответа на вопрос, как иностранные агенты попадали (со взрывчаткой и оружием) на территорию Российской империи, и каким образом легализовывались там.

Следствие установило, что у террористов, пойманных в годы реакции, было непропорционально много паспортов, выданных полицией Елисаветграда (ныне Кировоград).

Оказалось, что легализации иностранной агентуры способствовал начальник «паспортного стола» этого уездного города Иван Карпович Тобилевич, писавший на досуге пьесы под псевдонимом «Карпенко-Карий».

Ивана Тобилевича уволил со службы в 1883 г. лично министр внутренних дел Империи граф Толстой. Бывший полицейский был наказан подозрительно мягко – его сослали под надзор в Новочеркасск, столицу Войска Донского.

В Новочеркасске 38-летний вдовец Тобилевич начал новую жизнь: написал свой первый «блокбастер» под названием «Мартын Боруля» и … окрутил 23-летнюю актрису Софию, которая родила ему сына, а через 2 года стала его законной женой.

Read more...Collapse )

История полицейского мундира в дореволюционной России. (Часть 2)

reposted by infoportal_lv
pristav gorodovoj nadziratel
Широкие демократические и административные преобразования, проведенные в российской империи в период царствования императора Александра II (заслужившего репутацию одного из самых прогрессивных российских монархов и смелого реформатора) нашли отражение, в частности, в проведенной в 1858-1869 гг. реформе полиции. В духе либерализации российского общества была отменена сословная практика выборности ряда полицейских чинов «шляхетством», а система управления полиции централизована на государственном и губернском уровне. Если ранее в полицию направлялись в основном офицеры, негодные к строевой службе по состоянию здоровья или «забракованные» армией, то при Александре II туда стали привлекать офицеров, имевших хорошие служебные характеристики. Набирали на полицейскую службу также талантливую молодежь с университетским образованием, в т.ч. «разночинную». Система должностей в полиции была унифицирована за счет упразднения некоторых изживших себя элементов, например, капитан-исправников, становых приставов и т.п.Read more...Collapse )

История полицейского мундира в дореволюционной России. (Часть 1)

reposted by infoportal_lv
Из книги: А.Борисов, М.Кожемякин, А.Алькинская. "Полиция Российской империи." Студия писателей МВД, М., 2012
DSCN2672
Форма одежды полиции Российской империи по праву занимает уникальное место в мировой униформологии. Следует сразу же подчеркнуть, что ее отличает тесная связь с российским военным костюмом, которому в царской России традиционно уделялось весьма большое внимание. Полицейские большинства государств «старой Европы», после введения для них в XVIII-XIX вв. форменной одежды, в которой господствовали темные цвета и весьма скромные знаки отличия, явно проигрывали на фоне эффектных мундиров своих военных. В то же время российские чины полиции по тщательности разработки и многообразию своей униформы практически никогда не уступали чинам Российской императорской армии, и вообще смотрелись щеголями. В дореволюционном российском обществе, где были сильны традиции уважения к «служению царю и отечеству» и к мундиру, как символу этого служения, значение пропагандистского и политического эффекта красивой полицейской формы трудно переоценить.Read more...Collapse )

Форма одежды советской милиции (для сборника Издательства МВД "Советская милиция"). Часть 2.

reposted by infoportal_lv
В то время, как униформа и знаки различия РКМ в 1920-30-х гг. менялись практически с частотой калейдоскопа, вооружение советской милиции демонстрировало гораздо более стабильные тенденции. Несомненно, основным милицейским оружием на протяжении всего этого периода оставался старый добрый револьвер системы Нагана, сначала имперского, а затем уже советского производства. С принятием на вооружение в 1930 г. нового пистолета Токарева, знаменитого ТТ, он постепенно начал проникать в органы внутренних дел, но даже к началу Великой Отечественной войны наган все равно оставался вне конкуренции. РКМ располагала также небольшими партиями пистолетов и револьверов других моделей. Основным оружием дальнего боя советских милиционеров была безотказная винтовка Мосина образца 1891/1930 г. с не менее легендарным четырехгранным штыком. Конная милиция и, в начале 1920-х гг., значительная часть начсостава вооружались шашками.
Автоматическое оружие – пистолет-пулеметы ППД и ППШ, самозарядные винтовки СВТ, ручные и станковые пулеметы - начали поступать в милицию заслуживающими внимания партиями только после начала Великой Отечественной войны в связи с активным выполнением органами внутренних дел задач военного времени в ближнем и дальнем тылу действующей Красной армии. В случае же, если милицейские подразделения решали фронтовые боевые задачи, как, например, в 1941 г. при обороне Одессы, Киева и еще ряда советских городов, военное командование старалось обеспечить их вооружением и боевым снаряжением наравне с армейской пехотой. Впрочем, стальной шлем и противогаз в военные годы стали неизменной частью милицейского снаряжения даже в глубоком тылу. Встречаются фотографии, на которых милиционеры запечатлены даже в "лендлизовских" касках MkII британского производства, получивших международное прозвище "тазик для бритья".

Серьезные перебои с обеспечением форменной одеждой, наблюдавшиеся в советской милиции в 1941-45 гг., вызвали к жизни приказ НКВД за номером 208, разрешавшего личному составу РКМ ношение защитного армейского обмундирования.Read more...Collapse )

Форма одежды советской милиции (для сборника Издательства МВД "Советская милиция"). Часть 1.

reposted by infoportal_lv
24521
История формы одежды Милиции СССР чрезвычайно подробно и основательно изложена в монографии Л.Н.Токаря "История российского форменного костюма. Советская милиция. 1918 -1991." (СПб., 1995.), которая на данный момент несомненно является лучшей работой по теме и содержит разнообразный, четко систематизированный и, действительно, практически исчерпывающий материал. К сожалению, широкой аудитории доступна только электронная версия книги, лишенная иллюстраций. Ценным дополнением к книге в этом отношении служит материал с сайта Л.Н.Токаря "Ведомственная Геральдика", представляющий также обширный и тщательно подобранный иллюстративный ряд по истории формы одежды и знаков различия советских стражей порядка.
Проблема творчески развита В.Т.Власенко в его работе "Униформа и знаки различия советской милиции." Ч. 1-10.
После таких фундаментальных исследований предлагаемый очерк не может претендовать более, чем на переработанное в заданных форматом данного сборника сжатых рамках изложение материала по истории милицейской формы одежды, уже известного заинтересованной аудитории из вышеуказанных и других научных работ, ведомственных нормативных актов, мемуарной литературы и т.д., дополненное некоторыми примерами и комментариями.

Февральская революция 1917 г. положила конец двухсотлетней истории полиции Российской империи. В Петерограде и ряде других районов охваченной беспорядками страны это сопровождалась многочисленными убийствами чинов полиции революционными толпами и вставшими на их сторону войсками, а также уголовными элементами. Когда 10 марта 1917 г. Департамент полиции был упразднен постановлением Временного правительства, на большей части территории России правоохранительных органов уже практически не существовало.
Тем не менее, на местах революционерами предпринимались попытки создания вооруженной охраны порядка. Так уже с конца февраля – начала марта 1917 г. улицы в Петрограде начли патрулировать военнослужащие, при чем каждому отделению назначался начальник из числа революционных студентов, хорошо знавших город. 4 марта было объявлено о создании Петроградской народной милиции. Единственными знаками отличия милиционеров были белые нарукавные повязки с проштампованными красными литерам «Г.М.» - «городская милиция» и печатью милиции. Подобно «старорежимным» городовым, каждый милиционер получал личный номер, который был пропечатан на его повязке и удостоверении.Read more...Collapse )